Экономический рост Лондона

     Особенно значимым являлся рост Лондона. В 1600 г. в Лондоне уже насчитывалось 150 тыс. жителей по сравнению с 80 тыс. в 1545 г. В XVII в., который в европейской истории считается временем «великой передвижки, массового „исхода» мануфактуры из городов, перебазирования ее в деревню», Лондон удвоил свое население. И если в 1650 г. он уже не уступал любому другому европейскому городу, то столетием позже стал много крупнее любого из них. Лондон долгое время рос благодаря участию в международной торговле, а не только собственной промышленной деятельности. Так, в 1700 г. четверть населения города непосредственно зависела от занятости в обеспечении торговых операций лондонского порта.

     Экономический рост Лондона в значительной степени шел по модели средиземноморских городов-эмпорий, но в отличие от них этот процесс оказался необратимым в результате складывания мирового и внутреннего рынков, экспроприации крестьянства и появления избыточного населения, которое обеспечивало расширение промышленного производства по мере роста внешнего и внутреннего спроса. В качестве отдельного фактора следует также отметить формирование структурной противоположности европейских субрегионов, во многом закрепившей и развившей территориально-производственную специализацию. В целом место Лондона в европейском разделении труда создало условия для его роста, диспропорционально мощного по отношению к внутренним, чисто национальным ресурсам9, который по масштабу сравним только с ростом Амстердама.

     Учитывая, что обе раннебуржуазные революции связаны с чрезмерной развитостью городов как центров международной торговли и по существу еще традиционного промышленного производства, следует, видимо, признать диспропорциональность городского развития важнейшим условием политической победы буржуазных сил. В то же время, поскольку экономический рост и Лондона и Амстердама был первоначально во многом связан с европейским, а затем и с мировым рынком, буржуазные революции и последующее формационное развитие следует рассматривать как локализованный результат общеевропейского, а затем и мирового развития.

image
В аппарате ООН